Главная    Ex Libris    Книги    Журналы    Статьи    Серии    Каталог    Wanted    Загрузка    ХудЛит    Справка    Поиск по индексам    Поиск    Форум   
blank
Авторизация

       
blank
Поиск по указателям

blank
blank
blank
Красота
blank
Graham L., Kantor J.-M. — Naming infinity. A True Story of Religious Mysticism and Mathematical Creativity.
Graham L., Kantor J.-M. — Naming infinity. A True Story of Religious Mysticism and Mathematical Creativity.

Читать книгу
бесплатно

Скачать книгу с нашего сайта нельзя

Обсудите книгу на научном форуме



Нашли опечатку?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter


Название: Naming infinity. A True Story of Religious Mysticism and Mathematical Creativity.

Авторы: Graham L., Kantor J.-M.

Аннотация:

Из рецензии доктора философских наук В.Н. Катасонова, выпускника мех-мата МГУ:

«Проблема взаимодействия науки и религии одна из наиболее острых проблем сегодняшней философии науки, богословия, да и культуры в целом. Имяславие — одна из сложных и “неперевернутых” страниц православного богословия. … это течение аскетической практики и, одновременно, богословия привлекает в последнее время особое внимание и профессионалов богословов и широких православных кругов вообще…. Тем более интересно развитие этой богословской темы в связи с историей мировой науки и науки в России, в особенности в период самых жарких имяславческих споров 20-х гг. XX в. Именно этому посвящена книга Л. Грехэма и Ж.-М. Кантора “Именуя бесконечность”, что и отмечено ими в подзаголовке: “Истинная история религиозного мистицизма и математической креативности”.

Под наукой здесь имеется в виду наука из наук — математика. Связь математики с мистикой и религией — сквозная тема истории науки и культуры. Однако на рубеже XIX и XX вв. здесь выявилась еще одна принципиальная точка встречи: проблема бесконечности. Сама идея бесконечности пришла в европейскую науку через христианское богословие. Античная математика, столкнувшись с апориями актуальной бесконечности, отказала ей в существовании в науке. “Бесконечности нет ни в Космосе, ни в уме”, — учил Аристотель. Но к концу XIX столетия немецкий математик Г. Кантор построил свою “теорию множеств”, бесконечных множеств, прежде всего, провел градации в бесконечном, введя понятие бесконечных чисел, и начал грандиозную перестройку всего здания математики. Однако уже довольно рано в теории множеств обнаружились апории, которые не удавалось решить ни самому Кантору, ни тем, кто пошел за ним. Проблемы бесконечности, которая традиционно считалась атрибутом Бога, естественно привлекали внимание и богословов. Да и сам Кантор, будучи глубоко верующим и мистически настроеннымчеловеком, постоянно связывал отдельные свои математические положения с философскими и богословскими тезисами. Поэтому и для русских богословствующих математиков и интересующихся наукой богословов теория множеств представляла собой в высшей степени любопытный предмет для размышлений. Эти размышления и дискуссии и являются главной темой рецензируемой книги.

В первой, вводной главе книги рассказывается о трагических событиях на Афоне в 1913 г. в связи с имяславческими спорами. Вся остальная часть книги посвящена в основном рассказу о развитии теории множеств во французской и русской школах математики в XX столетии. Связь между теоретическими проблемами оснований математики и богословием обсуждается, собственно, в главе 5 — “Русская математика и мистицизм”, занимающей всего 10 страниц (из 230 страниц всей книги). Здесь приводятся фрагменты из переписки П. А. Флоренского с Н. Н. Лузиным, будущим главой московской математической школы, которые определенным образом свидетельствуют об интересе последнего к проблемам православной мистики и христианской жизни вообще. … Лузин в эти годы находился под сильным духовным влиянием Флоренского (как это случалось со многими людьми, попадавшими в жизненную орбиту последнего). Встреча, хочется сказать, «столкновение» с Флоренским привела к глубокому духовному кризису, в частности, к пересмотру своих отношений с наукой, которая была столь дорога молодому талантливому математику. Разговоры с Флоренским привели к серьезной постановке вопроса о мировоззрении, о религиозном мировоззрении. … Вероятно через Флоренского, который с 1912–1913 гг. стал публично выступать как защитник имяславия, Лузин и сам вошел в круг этой богословской проблематики. Этому помогало также влияние Д. Ф. Егорова, известного математика, профессора Московского университета, учителя и Флоренского и Лузина, глубоко верующего православного человека.…

Флоренский несомненно помог обращению Лузина к Богу и Церкви, помог ему обрести религиозное мировоззрение и в дальнейшем всегда был для него авторитетом в вопросах духовной жизни, богословия и философии. Но Флоренский повлиял на Лузина и в смысле философии и богословия науки…

Книга Грэхема и Кантора, несмотря на свой интригующий подзаголовок “Истинная история религиозного мистицизма и математической креативности”, есть все-таки книга по истории науки, и в очень малой степени по богословию науки. Авторы достаточно подробно рассказывают о попытках в начале прошлого столетия французской школы математиков — Э. Борель, А. Пуанкаре, А. Лебег, Р. Бэр и др. — преодолеть те трудности, которые были обнаружены в теории множеств. И вообще говоря, они делают правильный вывод о том, что спекуляции с актуальной бесконечностью не нашли в традиции французской математической школы серьезного продолжения именно потому, что французская наука слишком ориентирована на Декарта и его научные заповеди…. Однако, когда авторы переходят к русской школе, и научной, и богословской, то “разрешающая способность” их анализа оказывается недостаточной. В основном, очевидно, из-за трудностей понимания чужой богословской традиции…

Богословски достаточно грубое сближение идей имяславия с идеей творения проистекает у авторов рецензируемой книги из их желания связать имяславие и математические конструкции теории множеств….

Несмотря на заявленные уже в заголовке претензии, книга, повторим, остается скорее книгой по истории науки. В ней подробно рассказывается о научной и жизненной судьбе французских математиков начала XX века — Э. Бореля, А. Пуанкаре, А. Лебега, Р. Бэра и др. (глава «Французское трио»), о трагических судьбах в советское время Д. Ф. Егорова, академика Н. Н. Лузина, Н. Чеботарева, судьбе многих участников «Лузитании»: П. С. Александрова, А. Н. Колмогорова, Л. Шнирельмана, Л. Келдыш и др. В книге вообще уделено много внимания преследованию советских ученых по идеологическим мотивам (в частности, «дело Лузина»). Конечно, это соответствует действительности, но в то же время и несет на себе явный отпечаток социального заказа той аудитории, к которой обращена книга. Это же относится и к подробно обсуждаемым версиям о гомосексуализме в среде известных математиков.

Что касается чисто исторической основы, в плане развития московской математической школы, то авторы не скрывают того, что опираются, в основном на работы российского историка науки С. С. Демидова и сотрудников его сектора в Институте истории естествознания и техники РАН. Богословские же претензии книги, как мы уже сказали, явно завышены. Но книга, думаю, все-таки полезна для чтения, как попытка поставить насущный вопрос о связи богословия, религии и науки в истории отечественной культуры.»


Язык:

Рубрика: Разное/

Статус предметного указателя: Неизвестно

ed2k: ed2k stats

Год издания: 2009

Добавлена в каталог: 29.12.2011

Операции: Положить на полку | Скопировать ссылку для форума | Скопировать ID
blank
Предметный указатель
blank
Реклама
blank
blank
HR
@Mail.ru
       © Электронная библиотека попечительского совета мехмата МГУ, 2004-2017
Электронная библиотека мехмата МГУ | Valid HTML 4.01! | Valid CSS! О проекте